Шри Чинмой

Сад души

Уроки жизни в мире, счастье и гармонии

ТЕРПЕНИЕ ПРОСВЕТЛЯЕТ


У одного мудреца, которого звали Кашьяпа, было две жены. Их звали Кадру и Бинате, они были родными сестрами и горячо любили друг друга. Как-то раз Кашьяпа ушел, чтобы провести несколько дней в глубокой медитации. Пока он отсутствовал, сестры серьезно поспорили между собой о том, какого цвета слон космического бога Индры. Бинате говорила, что слон белый, а Кадру утверждала, что он черный. Обе были так уверены в своей правоте, что согласились, что та, кто ошибается, станет рабыней победительницы.

Кадру, у которой было три сына, спросила их об этом слоне:

— Вы видели слона Индры много раз. Можете вы мне сказать, какого он цвета?

— Конечно, мама, — ответили сыновья. — Слон белый, чисто белый, словно луна.

— О Боже, что я наделала, — заплакала Кадру. — Теперь мне придется стать рабыней своей сестры! Спасите меня! Пожалуйста, спасите меня!

— Как же мы можем помочь тебе? — спросили сыновья. — Почему ты даешь такие глупые обещания? Мы сочувствуем тебе, и когда ты станешь служанкой Матери Бинате, мы будем чувствовать себя несчастными, но мы ничего не можем поделать.

— Нет, можете, — сказала Кадру. — Сделайте вот что. Завтра утром слон Индры придет к озеру. Вы и ваши друзья должны одеть черную одежду и взять с собой куски черной ткани. Когда появится слон, набросьте на него эту ткань. Когда мы с Бинате придем посмотреть на него, всем будет казаться, что слон черный.

Рано утром, когда было еще почти совсем темно, слон пришел к озеру. Бинате увидела черную ткань, которой был покрыт слон.

— Он черный, — воскликнула она. — Я проиграла!

— Теперь ты должна стать моей рабыней, моей служанкой на всю жизнь, — сказала Кадру.

Когда Кашьяпа вернулся после нескольких дней медитации, он увидел, что Бинате стала рабыней Кадру, и очень расстроился. Он чувствовал себя просто ужасно.

— Как такое могло произойти? — воскликнул он.

Когда Кашьяпа узнал обо всем, что случилось, он сказал Бинате:

— Сыновья Кадру обманули тебя. Слон белый.

Бинате не могла поверить своим ушам.

— Мне горько слышать, что Кадру и ее сыновья обманули меня. Но теперь слишком поздно. Я вручила свою жизнь Кадру. Обещание есть обещание.

— Бинате, тебе следовало быть терпеливее и подождать, пока слон подойдет поближе, — сказал Кашьяпа. — Тогда бы ты раскрыла их обман и не стала отдавать свою жизнь в вечное рабство.

— Но что я могу теперь поделать? — заплакала Бинате.

— Жди своего часа, — утешил ее Кашьяпа. — Хотя они поступили нечестно, будь терпелива. Когда-нибудь у тебя тоже будут сыновья. Твои дети или отомстят за тебя, или сделают что-нибудь, чтобы просветлить Кадру и ее сыновей и снова сделать семью счастливой.

Через три или четыре года Бог послал Бинате ребенка, но роды были преждевременными. Бинате была подавлена. «Неужели это и есть результат моего терпения? — плакала она. — Родить недоношенного ребенка? И этот ребенок должен спасти меня? Это невозможно».

В ярости она ударила ребенка и покалечила его.

— Что я наделала? — закричала она в отчаянии.

И снова Кашьяпа утешил ее:

— Ты должна иметь больше веры в мое пророчество. Придет день, когда оно сбудется. Имей терпение и жди. Твои сыновья спасут тебя.

— Я больше не хочу иметь детей, — воскликнула Бинате. — Я готова остаться рабыней у своей сестры.

Когда ее сын был еще очень маленьким, он сказал Бинате:

— Мама, я понимаю, почему ты ударила меня; горе свело тебя с ума. Не мучай себя из-за того, что ты сделала, и не печалься, что ты стала рабыней своей сестры. Когда-то ты была счастлива, а теперь ты несчастна. Но придет день, когда ты станешь свободной от этого рабства.

Два года спустя Бинате родила еще одного ребенка, которого назвали Арун. Это был очень духовный ребенок. Бинате была очень счастлива, что у нее родился такой сын.

— Он действительно поможет тебе, — сказал Кашьяпа.

И в самом деле, то, что ребенок Бинате обладал такими выдающимися способностями, тревожило и мучило Кадру и ее детей. Они ужасно завидовали ему. Когда Арун стал постарше, его просветленность вынудила сыновей Кадру подчиниться, и они начали вести божественную жизнь.

Как-то раз Бинате сказала своему сыну:

— Арун, я знаю, что у тебя есть сила заставить мою сестру освободить меня от моего обещания. Но, пожалуйста, вместо этого исцели своего старшего брата. Я согласна остаться рабыней.

Но старший брат возразил:

— Нет, это я согласен остаться таким, какой я есть. Пусть мама будет свободной. Ты не должен спасать меня; спаси ее.

— Я не знаю, почему ты, мама, должна оставаться рабыней, — ответил им Арун. — Мои двоюродные братья уже стали божественными. Кадру тоже уже близка к просветлению.

Очень скоро Кадру освободила Бинате от ее обещания, и опять сестры стали близки и дружны. Их дети тоже очень полюбили друг друга, а вскоре и старший сын Бинате исцелился.

— Благодаря твоему терпению, Бинате, один из твоих сыновей освободил тебя, как я и предсказывал, — сказал Кашьяпа. — Он преобразовал и просветлил Кадру и ее сыновей. Из-за этого слона вы потеряли чувство единства. Но прошлое — пыль. Давайте снова радоваться единству в семье.

В этот момент слон Индры появился около дома Кашьяпы, и жены сказали с благодарностью:

— О, Кашьяпа, великий мудрец, ты показал нам, и теперь мы ясно видим, что терпение просветляет и в сердце Божьего творения живет единство.



Увы, жадный ум —
Вот то, что я имею.
А то, что я собой представляю, —
Это голодное сердце.